English Preparation Centre

Лицензия UAPC0121

Ярославов Вал, 13/2-б
  Золотые Ворота
info@cambridge.ua

(044) 580 33 00

(095) 580 33 00

(063) 580 33 00

(098) 580 33 00

9.06
2013

Какие вузы выбирают британцы

Eye icon Spinner

Студент из университетского колледжа Оксфорда празднует окончание экзаменов. Фото: Стефана Вермута / Reuters.

Согласно данным, опубликованным Guardian, бакалаврские места в Кембриджском и Оксфордском университетах остаются преобладающими среди студентов из Лондона и юго-востока Англии, в стране выделяются большие разрывы в образовательных достижениях и упрямых отказов от принятия заявок из более разнообразных районов.

Данные показывают, что один только Суррей отправил почти столько же своих молодых людей на учебу в Кембридж и Оксфорд в прошлом году, сколько Уэльс и северо-восток Англии, вместе взятые. Тем не менее, 868 заявок поступило из Суррея, по сравнению с 1 187 из Уэльса и северо-востока Англии, которые, между собой, имели больше 100 000 молодых людей в сравнительной возрастной группе.

В прошлом году, один лишь район Лондона – Барнет – подал 130 заявок на места в Оксфорде и Кембридже из 408 предложений. Это приравнивается к 46 заявкам и 15 предложениям на любые 1 000 от 16-17-тилетних из района, согласно последним данным переписи. Между тем, Дадли в Уэст-Мидлендс – с аналогичным размером возрастной когорты – отправил всего 61 заявителя и 13 предложений, или семь заявок и 1.58 предложений из 1 000.

В 2012 году три округа Лондона – Ричмонд-на-Темзе, Кенсингтон и Челси, и лондонский Сити – отправили более 25 студентов в Оксфорд и Кембридж из 1 000 16-17-тилетних студентов в пределах своих границ, по сравнению с, в среднем, чуть более 2,5 студентов из 1 000 в Англии и Уэльсе.

Некоторые местные власти отправили менее одного студента на 1 000 молодых людей из Англси, Флинтшира и Мидлсбро, имеющих низкий уровень требований для поступления.

Новые данные, полученные через запрос свободы информации, показывают, что успешные заявки от всего лишь 10 местных органов власти в более богатых частях юга Англии составляли 30% допуска в Оксфорд и Кембридж, в 2012 году – добавляя географически сложное сочетание расы, пола, социального происхождения и обучения, которые использовались во время приема в элитные учебные заведения Великобритании.

10 лучших областей – Суррей, Кент, Хартфордшир, Эссекс, Гемпшир, Ричмонд-на-Темзе, Бакингемшир, Барнет, Оксфордшир и Кембриджшир – выиграли более 1 500 мест из 5 100 в 2012 году. При приеме сравнивалось количество 16-17-тилетних жителей в каждой области. Он показывает 20 областей с наивысшим балом, которым поставляется 28% принимаемых заявок в Оксфорде и Кембридже, а только 10% из данной возрастной группы походят из Англии и Уэльса. Из данной элитной 20, только одна область была за пределами Лондона или большей частью юго-восточного региона: Кембриджшир.

Данные показывают, что районы страны могут быть недостаточно представлены, т.к. молодые люди там не подают заявки в Оксфорд и Кембридж, возможно, думая, что они не смогут поступить, или что это не для них.

Университеты утверждают, что они, с некоторым успехом, сделали значительные усилия в расширении принятия ими заявок по всей стране, но они ограничены большим выбором образовательных учреждений по регионам.

«Достижения являются важным фактором в выборе абитуриента. Существует сильная корреляция между местными органами власти, которые производят большое количество высоких достижений на высоком уровне для студентов, и местными властями, которые производят большое количество абитуриентов для Кембриджа», сказал пресс-секретарь Кембриджского университета.

«Решения о приеме основаны на способностях учеников, их обязательствах и потенциале для  достижения целей. Успех квалифицированных абитуриентов в целом одинаков, независимо от того, из какого именно района Великобритании они».

Данные основаны на заявках студентов, отсортированных по домашним адресам абитуриентов из Англии и Уэльса, и включают в себя тех, кто получил образование в финансируемых государством, независимых и частных школах. Пресс-секретарь Оксфордского университета заявил, что крупнейшими факторами, влияющими на заявки, были достижение школы. «Например, в прошлом году, 45 студентов в Гейтсхеде получили уровень ААА или же выше при самом высоком уровне, по сравнению с 1 021 из Хемпшира, что отражает, как численность населения, так и различные проценты высоких достижений студентов», сказал пресс-секретарь.

Объединенные цифры показывают, что количество заявок из Гейтсхед и Хемпшир в Оксфорд и Кембридж было примерно одинаковым, приблизительно 60% квалифицированных студентов с уровнем А, и похожая пропорция близка к 30%. При расчете 16-17-тилетних молодых людей, из Гейтсхеда было подано только 6 на тысячу человек. В то время, как из Хемпшира было в три раза больше – 18 на тысячу.

Оксфорд и Кембридж столкнулись с критикой за недопредставленность среди выпускников государственных школ и образования этнических групп. Хотя они и взяли на себя обязательство по повышению этих цифр, как часть их соглашений доступа с Комиссией по обеспечению равных возможностей при поступлении, в обмен на установленную плату за обучение 9 000 фунтов в год. Целью Оксфорда является 62% абитуриентов из государственных школ; фактическая же цифра, в 2012 году, составила 63%. Целью Кембриджа является от 60% до 62% абитуриентов из государственных школ, цель эта была достигнута в 2012 году, и слегка превысила 63%, из-за чего иностранные студенты были исключены.

Руководящие принципы и отказ
Взгляд с севера

2

Кэти Грегори, из Ливерпуля, теперь в Йоркском университете. Фото: Кристофер Томод / Guardian.

В 2010 году Кэти Грегори, из Ливерпуля, подала заявку в Оксфорд на изучение курса Истории искусства

После моего выпуска из академии, она мне не помогла в дальнейшем, как я на это рассчитывала. Несмотря на мои хорошие оценки AS-уровня и мои последующие результаты А-уровня А*А*А, я не получила большой поддержки от своей школы и мне предложили только основную помощь. Мои учителя был не в состоянии посоветовать мне, как быть с непонятными препятствиями, возникающими в процессе подачи заявки, которые включали в себя написание личного отзыва на произведение искусства. По личной инициативе я тщательно просматривала архивы галерей для того, чтобы, как я надеялась, собрать достаточные материалы для удовлетворения расплывчатых принципов руководящего Департамента. Само собой разумеется, что меня не пригласили на собеседование.

Также, я безуспешно подала заявку на хоровую стипендию в Оксфорд, которая заняла недели подготовки с моим учителем по вокалу и руководителем хора. Даже не смотря на то, что это не была академическая стипендия, я все-таки верб в то, что если бы я поступила в школу на юго-востоке или в Лондоне, то мой факультет музыки нашел бы ресурсы (за счет неравномерного распределения государственного финансирования), время и опыт для того, чтобы помочь мне. Тем не менее, я не получила никакой помощи от своего факультета музыки. Я не могу припомнить, был ли кто-нибудь еще, из абитуриентов, проходящих экзамены по музыке, с севера.

Когда я попросила связаться со мной после прохождения интервью, ответ колледжа был поверхностным и общим, ссылаясь на большое количество кандидатов, претендующих, в этом году, на мой курс. Хотя я и была разочарована отказом, я рада, что поступила в университет Йорка.

Рори Клейдон, из Манчестера, поступала в Оксфорд в 2012 году на курс истории и политики

Я была первым человеком из моего шестого класса, которого пригласили на собеседование в Оксфорд. Мои учителя и весь мой шестой класс полностью поддерживали меня, но, будучи шестым классом средней школы, нам не хватило, ни опыта, ни ресурсов для надежной подготовки. Я действительно получил огромную помощь от одного из моих учителей истории, который стал, моим неформальным «Оксфордским наставником», и мы устроили пару пробных интервью для подготовки, не более пары часов каждое. Я сомневаюсь, что был готов к интервью на таком же уровне, что и мои сверстники.

Во время своего интервью я был сильнее учеников из общеобразовательных школ и колледжей, которые, каждый год, посылают своих учеников в университеты Оксфорда и Кембриджа. Мое интервью по истории прошло на удивление гладко. Но, во время моего интервью по политике, мой наставник по интервью утверждал, что моя проблема заключалась не в состоянии обучения, а просто в трудности написания или чем-то в этом роде. Я не знаю, имел ли он право поставить такой диагноз, но он сбил меня с толку и оставил в замешательстве до конца интервью.

В конце концов, я получил отказ, несмотря на то, что мои учителя были уверены в том, что я получу предложение. Это был сокрушительный удар по моей уверенности, т.к. я уже вложил так много сил и времени в подготовку, также как и моя школа. Но, я получил предложения ото всех остальных моих вариантов, в том числе UCL.

Сохранить

Rate this post